Browse By

История села Бекетовка

ИСТОРИЯ СЕЛА БЕКЕТОВКА

Основание Бекетовки относится к середине шестидесятых годов во­семнадцатого столетия. Значительно раньше неподалеку от этого села существовали четыре деревни: Калмыкова, Иртушкина, Мастрюкова и Утяшкина. Это были небольшие поселения от 5 до 15 дворов, постро­енные на земле выделенной в 1680 году по челобитью артели новокрещеных чуваш Уржумки Актяева с товарищами, несшими государеву пограничную охранную службу. Через три года эта земля перешла к Аштерячке Актерянову. По всей вероятности Аштерячка Актерянов, став старшим служилых чу­ваш, и основал эти поселения.
В 1763 году у жителей этих поселений землю скупил полковник Алексей Петрович Бекетов.
Купил Бекетов землю баснословно дешево. В деревне Калмыковой Алке Алгиеву с 12 товарищами за 495 десятин уплатил 140 рублей. В деревне Иртушкиной у Савелия и Максима Ивановых с товарищами (16 чел.) 630 десятин купил за 170 рублей. В деревне Мастрюковой у Самая Отнашева (Федора Васильева) с товарищами (5 чел.) 360 деся­тин сторговал за 110 рублей. В деревне Утяшкиной у Афанасия Алек­сандрова с девятью товарищами 435 десятин взял за 140 рублей. Сенные покосы и рыбные ловли были отданы ему в придачу. За каждую десятину земли было уплачено в среднем по 35,5 копейки.
Продав свою землю «всю без остатка» жители этих четырех деревень покинули насиженные места и переехали жить в соседние чувашские села.
В мае 1764 года полковник Бекетовиз своей вотчины с. Архангельское (Репьевка тож) Карсунского уезда перевел часть крепостных на купленную «в урочищах по речке Бектяшке землю для посева ярового разного хлеба».
Но вновь прибывших крестьян очень недружелюбно встретили бектяшкинские  пахотные солдаты, уже давно зарившиеся на землю «инородцев» и частично запахивавшие ее самовольно.
Как только крепостные Бекетова появились в поле, «пахотные солдаты выехали многолюдственно и с дреколием», сгонять их с той земли.
Этот инцидент, довольно обычный для того времени, послужил поводом для судебного разбирательства. Суд решил дело в пользу А.П. Бекетова, но тот напуганный неприязненным отношением бектяшкинских жителей, поспешил променять эту землю своему родственнику Платону Петровичу Бекетову.
Новый владелец постоянно жил в Москве, считался одним из просвещенных людей того времени. В Бекетовке он ни разу не был. Здесь всем командовал его управляющий.
В начале XIX века наследники Бекетова продали бекетовских крепостных вместе с землею, недвижимостью и животиной сенатору С. Кушникову. Затем село перешло во владение его внучки Екатерины, в замужестве княгини Урусовой.
Скудные земельные наделы, примитивная обработка полей, не обес­печивали крестьянам прожиточного минимума. Но самым тяжелым бременем на жителей Бекетовки ложилась барщина. Официально каждый житель села в возрасте от 18 до 60 лет должен был работать на княжеском поле три дня в неделю на своей лошади, своей сохой, своим серпом и цепом.
Князь, а затем его сын, картежники, охотники, быстро проматывали состояние. А чем меньше оставалось денег, тем сильнее становилась эксплуатация крестьян. За малейшую оплошность в работе их нещадно секли кнутом и розгами, сажали в холодный подвал, травили собаками, отправляли «на исправление» до трех месяцев в симбирский работный дом или до 6 месяцев в арестантские роты. Всё это, естественно, по­рождало ненависть крепостных.
Лето 1839 года стояло на редкость засушливое. В селах начались по­жары. Сгорело и в Бекетовке 18 дворов. Среди крестьян распростра­нился слух: «Его высочество, наместник, женится на дочери турецкого султана и для свадебной потехи помещики решили сжечь три губер­нии». Такие слухи ходили повсеместно. После того, как в Шигонах во время пожара жители убили помещика Кроткова и вместе с камерди­нером бросили в огонь, князь Урусов с семьей выехал из села. Возвра­тился он только зимой, когда волнения утихли.
По десятой ревизии 1859 года в Бекетовке числилось 108 дворов, 1088 жителей, в том числе 511 мужчин и 577 женщин. В селе была церковь, две лавки и питейный дом.
Закон об отмене крепостного права от 19 февраля 1861 года объявля­ли в церкви под колокольный перезвон. Крестьяне ждали его давно: до села доходили слухи о предстоящей реформе. Но долго и напряжённо ожидаемое «освобождение» вызвало у них разочарование, а по мере того, как уясняли себе грабительскую сущность реформы, разочарование сменялось чувством возмущения.
Село заволновалось. Правда, до столкновения с властями, как в Кроткове и Шигонах, дело не дошло.
В 1907 г Урусов-третий продает свое имение и угодья предпринимателю Миллеру.  Последний через год продает все 1555 десятин Ефиму Исаевичу Чернявскому, тот через полгода закладывает поместье в Украинский поземельный банк. У поземельною банка эту землю и постройки частями скупают 15 семей украинских переселенцев.
Так и километре от села на месте бывшей барской усадьбы образовался хутор Урусовский, позднее названный Новыми Донцами.
Кстати, с этого времени село стало более-менее регулярно получать медицинскую и ветеринарную помощь. Дело в том, что в числе хуто­рян оказался бывший ротный фельдшер Гавриил Фёдорович Канцибко. Он  лечил от всех болезней людей, не отказывался помочь и заболев­шему скоту. В 1908 году в селе была вспышка холеры. В один день умерло 38 человек. Уездным властям об этом стало известно лишь по­сле того как Г.К. Канцыбко по своей инициативе изолировал всех вхо­дивших в контакт с больными. Дальнейшего распространения в селе холера нe получила.
Еще в 1867 году в Бекетовке было открыто начальное народное учи­лище. Ютилось оно несколько лет то в церковной сторожке, то в част­ном доме. Па учебу многие крестьяне смотрели как на баловство. И только к концу XIX века стали оценивать преимущества грамоты. Была построена школа.
В 1911 году в селе было уже 363 чел. грамотных, включая сюда и уча­щихся, из них 58 женщин и девочек учениц.
А всего по переписи 1911 года в с. Бекетовка, Ст.Тукшумско – Кротковской волости жило 350 семей, 1899 жителей. 282 семьи имели надельную или купчую землю, 68 семей были безземельными. У них даже приусадебного участка не было. В селе имелось 259 лошадей, 236 коров, 647 овец и коз. Безлошадных хозяйств было 135, с одной лоша­дью – 174, с двумя – 38, с тремя – 3. Без коров жили 122 семьи, с одной коровой 220, с двумя – 8. Не имели ни лошади, ни коровы 88 семей. Располагали сельскохозяйственными орудиями для обработки земли и сбора урожая 219 хозяйств. У остальных кроме сох, деревянных борон, серпов, кос и цепов, ничего не было.
В феврале 1917 г. Бекетовка из состава Ст.Тукшумско – Кротковской волости была передана и административно вошла во вновь созданную Р. Бектяшкинскую волость.
В апреле 1918 жители Бекетовки согласно первым декретам советской власти поделили землю и начали сев.
Виды на урожай были хорошие. Но летом вспыхнул белогвардейско-чехословацкий мятеж. Заняв Сызрань и Самару, противник двинулся на Симбирск. Сенгилеевский Совет вновь поднял уездный отряд Стафеева и направил его в район сел Новодевичье-Подвалье с задачей сдержать натиск противника до подхода подкреплений. Многие бекетовцы влились в отряд своего земляка, который потом находился под общим командованием  Г.Д. Гая, а в последствии весь отряд Стафеева стал однгим из подразделений 1-го Симбирского полка Железной Дивизии. В составе этого полка бекетовцы участвовали в освобождении Симбирска и Самары.
Не всем было суждено вернуться в родное село.
Осенью тревожного 1918 года жизнь в селе начала налаживаться. Но местное кулачье никак не хотело смириться с потерей позиций хозяев села. И когда в марте 1919 в Новодевичье вспыхнул кулацко-белогвардейский мятеж, начавший быстро распространяться, бывший сельский староста Иванов, сгруппировал вокруг себя дезертиров, кулаков и не­которых попавших к ним в зависимость середняков. Вся эта братия ударила в набат, арестовала коммуниста А.Е, Клопова, отцов коммуни­стов А.Н.Баранова и Н.И.Стафеева, некоторых членов сельского Сове­та – всего 15 человек. После долгих издевательств повстанцы решили утопить схваченных в Волге. Всю группу босиком, полураздетых по­гнали к Подвалью, По дороге кулацкая шайка попала под обстрел красноармейского отряда. Это и спасло обреченных.
15 апреля 1919 года жители Бекетовки, окончательно размежевавшись с кулаками и их прихвостнями, провели перевыборы Сельского Совета. Председателем был избран Василий Данилович Панин, «секретарь оставлен прежний Савинов Степан Григорьевич … избрано 30 членов Сельсовета. Все сочувствующие партии коммунистов большевиков».
18 января 1920 года в селе была организована партячейка. Начались перемены к лучшему. Но голодный 1921 год перечеркнул все планы. Уже в июне стало ясно, что урожай погиб от жесточайшей засухи. Этот год остался в памяти народной как кошмарное сновидение. Он окончательно подо­рвал хозяйство. В селе осталось лишь четыре десятка лошадей.
В 1926 году в селе жило 376 семей, 1685 жителей, в том числе 783 мужчины и 902 женщины. Работала школа первой ступени.
В этом же году на базе бывшей панской фермы Чернявского было ор­ганизовано товарищество по совместной обработке земли «Веселый Ключ». В ТОЗ объединились 30 хозяйств.
В распоряжение товарищества Окрземотдел выделил 245 гектаров земли. Было у них на 30 семей 15 лошадей. Собрали по 5 руб. пая с каждого хозяйства, вступили в кредитное товарищество. Через него приобрели 2 сеялки, молотилку. Ввели пятипольный севооборот.
И эти 31  малограмотный и 42 неграмотных членов товарищества, впервые решившиеся сломать вековые устои хозяйствования на земле, доказали бекетовцам, что не только можно, но нужно жить по иному.
Кроме ржи, пшеницы, картофеля стали выращивать вику с овсом, подсолнечник. В 1929 г. в «Весёлом ключе» появились плуги, две жатки-самосброски. Председатель ТОЗа Василий Осипович Лукьянов выхлопотал, чтобы в хозяйство из Р. Бектяшкинского кредитного товарищества был передан трактор «Фордзон».
Весной 1930 года все село за исключением 5 хозяйств вступило в колхоз. Влились в него и три поселка: Веслый Ключ,  Нов. Донцы и Утяшкино. Колхоз получил название «Большевик». Его председателем стал 25-тысячник, московский рабочий Рябов.
В 1930-31 гг, в селе вступил в строй колхозный кирпичный завод, вырабатывающий до 500 тысяч кирпича в год.
Построили общественные помещения для скота в бригадах и поселках, приобрели двигатель, пу­стили мельницу, переоборудовали под клуб церковь.
Труден был 1933. Весна выдалась холодной и ранней. Лето стояло сухое. Урожай собрали наполовину меньше чем в предыдущие годы. Но колхоз выстоял. Более того, на свои средства и своими силами по­строил школу-семилетку. Огромный труд в организацию строитель­ства, в обеспечение школы оборудованием вложили её директор Ф.И. Верхов, бригадир плотников Я.А. Суслов, бригадир каменщиков М.И. Малафеев.
Следующий, 1934, был для хозяйства поистине переломным. Колхоз­ники впервые почувствовали на какие затраты идет государство, чтобы снабдить их необходимой техникой, лучшими семенами. В селе появи­лись более мощные тракторы, колхоз приобрел первую автомашину, появился на общественном поле первый комбайн, на току – сортиров­ка. Люди трудились не жалея сил, с огромной верой в ещё более счаст­ливое будущее.
Братья Степан и Иван Давыдовы, Е.И. Баранов, Ф.И. Власов на смен­ных лошадях скашивали жатками за световой день до 7 гектаров. Мо­лодёжные звенья Норы Гаврилиной и A.M. Лапшиной связывали сно­пы до одного гектара в день.
Государство получило в этот год от колхоза «Большевик» 135 тысяч пудов хлеба, в том числе 15 тысяч сверх плана. На каждый трудодень колхозникам было выдано по 3,5 килограмма пшеницы. Именно в этот год в селе появились первые четыре велосипеда.
В 1935 году колхоз «Большевик» был разукрупнен на 6 колхозов: им. Ворошилова,  им. Молотова и «Большевик» – в Бекетовке, им. Будённо­го – в Новых Донцах, «Чапаева» – в пос. Весёлый Ключ и «Рассвет» – в пос. Утяшкино. Из года в гол крепло и росло коллективное хозяйство, повышалось благосостояние жителей села. Душою колхозов были коммунисты, В.И. Сёмин, Н.С. Кузьмин, И.И. Десятников, М.И. Фро­лов, И.М. Малафеев и другие.
Суровым испытанием для Советского народа явилась Великая Отече­ственная война. В первые же дни из Бекетовки ушли на фронт почти все мужчины около четырехсот человек. Вся тяжесть военного вре­мени в селе легла па плечи женщин, стариков и подростков.
Такое же положение было и в Р. Бектяшкинской МТС, которая об­служивала Бекетовку. Пахали и сеяли на чём попало, убирали вруч­ную. Урожаи снизились. Л то, что собирали, целиком отправляли для нужд фронта. Не хватало не только сортовых, а вообще каких либо се­мян. И такое положение было по всему району, стране.
Многие из жителей Бекетовка не вернулись с фронта. Уже в послевоенном 1969 году им в селе был поставлен памятник. В скорбном списке 198 фамилий.
Страшнейшая разруха в селе ожидала вернувшихся с фронта: пришли в ветхость животноводческие фермы, более чем в два раза сократилось поголовье скота, до предела изношенные тракторы и комбайны, вымерзшие суровые военные зимы сады, четыре года не знавшие ре­монта дома. Около десяти лет потребовалось для того, чтобы село об­рело свой довоенный облик. Шесть колхозов снова были объединены в один, который назвали «Рассвет».